Вопросы и ответы 


Уважаемые  потребители!

Для  получения  ответов на  интересующие  Вас вопросы в сфере оказания  финансовых  услуг Вы можете направить свое обращение на электронный  адрес  Управления: uprav@78rospotrebnadzor.ru

Ответы будут размещены на странице сайта в разделе защиты прав потребителей «Вопросы и ответы».

«Назад

Об отказе в возмещении морального вреда и материального ущерба в связи с обязательным использованием защитных масок и перчаток

Об отказе в возмещении морального вреда и материального ущерба в связи с обязательным использованием защитных масок и перчаток

Гражданка Ш. обратилась в Невский районный суд г. Санкт-Петербурга с исковым заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Санкт-Петербургу, Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ленинградской области, в котором просила возместить истцу моральный вред и материальный ущерб, привлечь ответчиков к ответственности за нарушение Закона «О защите прав потребителей».

В обоснование заявленных требований истец указывала на то, что постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 09.05.2020 №276 «О внесении изменений в постановление Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 г. № 121», а также постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16.10.2020 №31 «Одополнительных мерах по снижению рисков распространения COVID-19 в период сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом», зарегистрированного в Минюсте России 26.10.2020 №60563, было введено обязательное использование защитных масок и перчаток. Между тем, как указывает истец, в данных нормативных актах не учитывается население с проблемами по заболеваниям носа, горла и связок, аллергией на антисептические средства. Истец указывала на то, что у нее не дышит одна ноздря, отсутствует после операции одна гланда, имеется хронический ларингит, аллергия на хлорку. Вместе с тем, в общественном транспорте и магазинах требуют обязательно носить маски и перчатки, в связи с чем, у истца начинается сбой дыхания, темнеет в глазах и резко поднимается давление.

Кроме этого, истец указывает, что требуя исполнения данных постановлений население и ее, в том числе, не обеспечили денежными средствами для приобретения масок и перчаток, в связи с чем, она вынуждена нести расходы за счет личных денежных средств. Гражданка Ш. также указывала на то, что требованием об обязательном ношении масок нарушаются ее личные неимущественные права, она испытывает ежедневные страдания при ношении масок и перчаток.

Заслушав и оценив доводы истца и ответчиков суд пришел к следующему:

Отношения, возникающие в процессе деятельности органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений и организаций независимо от их организационно-правовой формы и населения в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, регулируются Федеральным законом от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (далее - Федеральный закон от 21 декабря 1994 №68-ФЗ).

Подпунктом "б" пункта 6 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 №68-ФЗ предусмотрено, что при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме повышенной готовности.

Поскольку с 13 марта 2020 г. пунктом 1 Постановления от 13.03.2020 № 121 на территории Санкт-Петербурга введен режим повышенной готовности для органов управления и сил Санкт-Петербургской территориальной подсистемы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, то у Правительства Санкт-Петербурга имелись полномочия по установлению обязательных для исполнения при этом гражданами правил поведения.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 44, статьей 46 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" от 30 марта 1999 года №52-ФЗ и подпунктом "а" пункта 3, пунктам 5, 8, 10 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 №322, указанная служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а Главные государственные санитарные врачи этой службы наделены полномочиями по выдаче органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предписаний о введении мер, необходимых для противодействия распространению инфекции, т.е. являются уполномоченными органами по оценке необходимости с эпидемиологической точки зрения введения соответствующих мер.

Регулируя вопросы организации федерального государственного унитарно-эпидемиологического надзора, Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-Ф3 «О санитарном-эпидемиологическом благополучии населения» в п. 2ст. 51 предусматривает полномочия Главного государственного унитарного врача Российской Федерации, который наряду с правами и полномочиями, предусмотренными ст. 50 данного Федерального закона и пунктом 1 этой статьи, наделяется дополнительными полномочиями, а именно принимать постановления, издавать распоряжения и указания, утверждать методические, инструктивные и другие документы по вопросам организации федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и обеспечения санитарно- эпидемиологического благополучия населения, включая методики расчета и оценки риска для здоровья человека.

Во исполнение предоставленных полномочий, в связи с продолжающимся глобальным распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в целях снижения рисков распространения COVID-19 в Российской Федерации в период сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации принято Постановление №31 от 16.10.2020 «О дополнительных мерах по снижению рисков распространения COVID-19 в период сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом».

Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Между тем, истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт причинения ей физических или нравственных страданий, противоправность поведения ответчиков, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения ответчиков, вина ответчиков.

Также истцом не представлено доказательств, подтверждающих противоправный, виновный характер действий ответчиков по возникновению у истца убытков на приобретение средств индивидуальной защиты, равно как и сам факт возникновения убытков в данном размере, причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчиков и возникшими у истца убытками, последней суду не представлено.

При таких обстоятельствах, разрешая заявленных спор, суд не установил нарушений ответчиками прав истца, в том числе как потребителя.

В удовлетворении исковых требований Гражданке Ш. было отказано в полном объеме.